РАЗВЕСТИСЬ ПО-МИНУСИНСКИ…

Тему буквально подсказала жизнь. Пару недель назад я безуспешно пытался успокоить своего знакомого после его развода с супругой. Найти слова утешения в ситуации, когда привычная размеренная жизнь человека в одночасье делает поворот на 180 градусов, весьма проблематично. И это ещё что! Поговаривают, бывшая вторая половинка моего несчастного товарища чуть ли не на стены лезет от осознания, внезапно навалившегося на неё, страха перед одиночеством. Простите, но тогда у меня вопрос: зачем было разводиться, да ещё выставляя сей факт напоказ в суде, если достаточно было здраво поразмыслить, выяснить все причины недопонимания и спокойно продолжать «компостировать друг другу мозг» ещё лет 30-40?

Размышляя над этим, я даже заглянул в российскую статистику разводов. Чисто ради интереса. Оказалось, что в нашей стране на 1000 браков приходится 829 разводов. Казалось бы, это ужасно, даже несмотря на то, что мы не являемся мировыми лидерами в подобном социальном «соревновании». Но вот что ещё страшнее: в России существует целый ряд регионов, где сегодня количество разводов превосходит число заключаемых браков! Слава богу, Красноярский край не находится в этом строю.

Помимо этого, выяснился «рейтинг» причин, по которым супруги рвут официальные отношения. Приблизительно 42% пар разбежались из-за неподготовленности к семейной жизни (психологически или физически). Во время свиданий им казалось, что эта сказка будет длиться вечно, а зарегистрированный в загсе союз только укрепит отношения, но… После вступления в брак, пришло-таки понимание того насколько они разные. Каждый настойчиво требует постоянного внимания к себе, тогда как взаимность практически отсутствует. В результате споры, ссоры, рукопашный бой с минимумом оружия в виде сковород и половников, развод и девичья фамилия.

Далее, 31% представителей женского и 23% мужского пола заявляют, что к разводу привела алкогольная или наркотическая зависимость партнера, 15% жён и 12% мужей требуют развода из-за измены второй половины, 9% женщин подают на развод из-за того, что партнёры не помогают им в ведении домашних дел. Короче говоря, приятного мало.

А ведь частенько случается так, что с момента принятия решения о разводе и начинается целая чреда проблем. Ведь не всегда дело ограничивается банальным походом в ЗАГС и написанием обоюдного заявления. Вполне возможен суд, включающий в разбирательство сразу несколько аспектов. И тут уже без поддержки правоведов не обойтись, а это нервы, деньги и время.

Вадим Белов, юрист по гражданским делам, г. Минусинск:

– Развод не может пройти мимо судебной инстанции в том случае, если один из супругов отказывается расторгнуть брак в добровольном порядке, или у пары есть совместные несовершеннолетние дети. И самый щепетильный момент в этой истории – определение места дальнейшего проживания детей – с мамой или с папой. Что удивительно, у людей иногда «хватает разума» встречаться в зале судебных заседаний, мягко говоря, очень бойко. То есть, бывают случаи, когда дело доходит до открытых скандалов, причём, граждане, считающие себя взрослыми, не обращают внимание на то, что эти публичные выяснения отношений происходят практически на глазах у детей. Граждане в пылу страсти забывают, что они, в первую очередь, родители, а не только муж и жена. Особенно грустно наблюдать за тем, как люди сражаются за детей по причине того, что каждый или кто-то из них попросту не хочет платить алименты! В данной ситуации, единственный, кто обязательно встанет на защиту интересов ребёнка, это суд. Во внимание берётся всё: и материальная база родителей, и финансовая составляющая, и здоровье мамы-папы (физическое и психическое). Более того, начиная с 10-летнего возраста, ребёнок сам вправе высказать свои пожелания в суде – с кем из родителей он хотел бы остаться.

Некоторое время назад был в моей практике случай, когда суд, в ряду изучаемых обстоятельств, среди которых было и неофициальное трудоустройство мамы, выслушали личное мнение 10-летней дочки, изъявившей желание проживать с папой. В результате и девочку, и её 8-летнего брата определили к отцу. А буквально через два года подросший сын заявил, что хочет жить с мамой. Суд пересмотрел дело, и мальчика передали маме.

Стоит отметить отдельно, что в ходе подобных судебных разбирательств проводится и психологическая экспертиза на привязанность ребёнка к тому или иному родителю и близким родственникам. Осуществляется это в виде специальных тестов, проводящихся в центре семьи. Цель одна – не допустить ошибку, при которой ребёнок может погрузиться в угнетённое психическое состояние в некомфортной для себя среде.

– В самом начале Вы упомянули о том, что через суд проходят разводы, в которых одна из супружеских сторон против расторжения брака, и отсутствие детей в данном случае не играет никакой роли. Трудно себе представить, что суд может обязать мужа или жену жить вместе со второй половинкой и дальше в «счастливом» браке.

– Конечно же, не может. Это, по сути, есть не что иное, как предоставление дополнительного времени супругам на обдумывание решения о разводе. Суд один раз перенесёт заседание, второй раз, но на третий обязательно разведёт. Гуманно по отношению к противящейся разводу стороне? Пожалуй, да. Целесообразно в целом? Не всегда.

Суды и без того завалены работой. Взять, к примеру, случаи, когда люди судятся на протяжении нескольких лет поэтапно: сначала расторгли брак, потом определили место жительства ребёнка, потом начали решать вопрос алиментов и, боже упаси, если дело доходит до раздела имущества. Кстати, о последнем предлагаю поговорить в следующий раз отдельно, поскольку это огромная тема с множеством подводных камней, среди которых верно утверждение о том, что «закон есть закон», и совершенно неважно, что делят люди – многомиллионный коттедж или дешёвый электрический чайник. Сказано – поровну, значит – поровну. Другое дело, если речь идёт о брачном контракте…

– Если на время оставить эту тему в стороне, то с большой долей уверенности могу предположить, что за советом к юристу чаще всего обращаются так называемые «алиментщики».

– Скажем так, работы здесь, действительно хватает. В идеале алименты взыскиваются по судебному приказу, выписанному мировым судьёй, но, опять-таки, это в том случае, когда стороны пришли к взаимному пониманию и папа или мама готовы добросовестно платить. Но к сожалению, проблемы со взысканием алиментов встречаются весьма часто.

– Продолжаю предполагать и интересоваться, что называется – в тему. Часто ли Вам, чисто по-человечески и по-мужски, приходится отказывать в консультации и помощи тем, кто явно, потеряв совесть, пытается уклониться от уплаты алиментов, уже имея солидный долг перед своими детьми?

– Скажу откроено: стараюсь этого не делать. В крайнем случае, стараюсь убедить человека в том, что платить надо. И, между прочим, не надо наивно полагать, что неплательщики встречаются только среди мужчин. Проблемы не выбирают «любимчиков» по половому признаку. Отказать-то недолго, но будет лучше, если мы, для начала, тщательно разберёмся в ситуации. Судите сами, летом был у меня интереснейший случай. Обратился мужчина, принёс официальную бумагу, в которой было чёрным по белому написано, что его задолженность по алиментам достигла 180 тысяч рублей. Мужик бил себя в грудь и утверждал, что это неправда, в то время как его уже собираются привлечь к административной ответственности. А здесь выбор широкий: штраф, административный арест или исправительные работы.

Начали разбираться. Выяснилось, что все эти неприятности возникли по ошибке судебного пристава-исполнителя, который по какой-то причине посчитал долг, исходя из того, что мужчина, якобы, не имеет официального места работы, а значит должен отчислять по 8 700 рублей в месяц. Вот и набежало за два года! Но в суде гражданин предъявил все квитанции, и оказалось, что за всё это время он даже переплатил 19 тысяч.

– С учётом того, что речь идёт о родном ребёнке, термин «переплатил», не смотря на его законность, кажется не совсем уместным в данном случае.

– Согласен, и раз уж мы от темы закона слегка сдвинулись в сторону понимания людей, как говорится, чисто по-человечески, то для наглядности приведу ещё один пример из личной профессиональной практики.

Случается, что люди не платят вовсе не потому, что жадничают или находятся на самой низкой ступени социального развития. Некоторые просто не могут сделать этого физически. Я прекрасно понимаю, что закон не на их стороне, но одновременно осознаю всю абсурдность ситуации. Суд вынес решение по выплате мужчине алиментов на ребёнка в размере МРОТ, и столько же на жену, которая воспитывала полугодовалого сынишку, соответственно не имея иных средств к существованию. Мужчина трудоустроен официально, как наёмный работник, и общая сумма алиментов составила почти 23 тысячи рублей. Казалось бы, вполне достаточные деньги для скромного проживания молодой мамы с ребёнком. Но общую картину портит то обстоятельство, что размер месячного дохода отца составляет 26 тысяч. Уж, извините, при всём желании, взрослый добросовестно трудящийся мужчина не способен прокормиться на 3 тысячи рублей, я уж не говорю об оплате квартиры и коммунальных услуг.

Что мы имеем в результате? Неисполнение решений судов, за что, кстати, в некоторых странах можно загреметь за решётку.

В ближайшее время мы продолжим беседу с Вадимом Михайловичем Беловым, и обязательно нырнём в тёмную пучину вод раздела имущества некогда признававшимися друг другу в любви сторонами. Поразмышляем на тему брачных контрактов: практично это или всего лишь лишняя трата нервов, модно это или в нашем представлении не совсем прилично.

Ждём Ваших наводящих вопрос и, конечно же, личных мнений. В качестве бонуса наш профессиональный юрист и собеседник предлагает читателям газеты «Неделя. Актуально» бесплатную консультацию по гражданским делам. Звоните по телефону: 8-902-968-01-80.

Александр Томских

  1. Пока что нет комментариев.