Попытка травелога (продолжение) |

Попытка травелога (продолжение) | Соц.сети

…Евгений Анатольевич Попов писатель «из поздних шестидесятников». Так он обозначил себя сам (?).  Определил и обозначил самого себя, и неуклонно следовал традиции течения, если таковая есть. Автор многих книг. Я читал некоторые рассказы в сборниках, романы Без хохм,  Мастер Хаос, исследование Аксенов (в соавторстве с А Кабаковым), что-то ещё. Биографию писателя знал коротко – по википедии. Человека – не знал.  Уточнял, когда он закончил МГРИ, где успел поработать геологом и заработать пожизненный артрит. Сохранился ли дом, где родился? «Там повесили доску, что жил Ярослав Гашек, которого люблю». И есть ли у него (у Е. Попова) подлинная родословная? На что ответил утвердительно и что «деды были из сословия священнослужителей».

Обликом ныне – плотный этакий тартарен (из Красноярска), земляк, со всеми вытекающими….  Прост в общении, но не простоват. Говорит много, почти не останавливаясь, без пустот времени на выбор слов и построение фраз. Создавая походя потрясающие образы и словесные обороты. Сдобривая их остроумными парадоксами, комизмом и т.п.  Тем и силен.  Иногда, впрочем, слегка приостанавливается, как бы заикаясь. Часто прямолинеен и даже напорист.

На конференции мы тихо говорили…
спеша
уточнить позиции,  говорили  в актовом зале, на что нам тут же стали шикать
и даже прямым текстом сказали что мы «ведем себя неприлично». Замолчали и
разговор откатился на несколько часов.

Далее наши переброски фразами, в
суете и броуновском движении коллег-музейщиков, происходили в Овсянке, на родине,
на территории дома Виктора Петровича Астафьева. Евгения Анатольевича привезли
сюда на Волге директора Красноярского краеведческого музея Валентина Михайловны
Ярошевской. Уважают писателей Красноярья! Привезли позднее, чем нас. Он подошёл
к музейщикам, завершившим главную часть конференции, как-то незаметно, но сразу
взял быка за рога. Точнее, микрофон в руки и стал, как обычно, напористо говорить.
Это были слова благодарности за то, что происходило в эти дни. За сообщения
литературных музеев России (музейщиков и коллег) на красноярской земле… За
расследования, исследования, разыскания и пр., и внедрение сонма сведений в наши
развешанные уши. Было что слушать! Вероятно, и ему было приятно и говорил,
повторяя «это мне нравится».

Я ушёл в библиотеку Астафьева, а он остался и вступил в разговор с Татьяной Сергеенко, директором Туруханской музея.

Вернувшись из библиотеки, и с берега Енисея, куда Виктор Петрович Астафьев некогда спускался по узкой тропке между двумя наклонившимися заборами, и «куда он ушел от нас», как сообщало одно фото на баннере, то перед собой вновь увидел этих двух особ, увлечённых разговором. Пристроился к ним и слушал, вставляя свои реплики. Затем мы переместились во двор дома, где жил Астафьев, и скоро нас пригласили за стол, который был накрыт, как акт завершения всего действия   конференции «Среда открытий».

Писатель Евгений Попов вновь на красноярской земле

Евгений Анатольевич сетовал на то, что
ему нужно уехать пораньше, и отъезд в шесть часов вечера его не устраивает.
Кажется, обрадовал его тем, что некоторым из нас тоже нужно было уехать раньше
и нам обещали машину. Попов решил: поеду с вами. И несколько раз ещё
переспрашивал, уточняя время отъезда. И получится ли эта поездка?

Но нас усадили за стол и предложили
отведать угощений в доме Астафьева.   Выпили
красного вина, закусывая блинами, фаршированными мясом. И тут принесли на
подносе шашлыки, чистое мясо… Однако подошло время отъезда.

Отправились на улицу, где нас
ожидала иномарка, на которой ездила Валентина Ярошевская. За рулём вновь Виктор
Георгиевич, личный водитель директора Красноярского краеведческого музея и
начальник гаража музея.  

Но путь к машине перегородила журналистка –  корреспондент телевидения.  Попросила Попова дать небольшое интервью. Он согласился. Я отошёл от камеры и распрощался в это время со всеми, кто пришёл нас проводить. Обнимался, благодарил.  

…В дороге Евгений Попов признался, что хочет увидеться с другом Эдуардом Русакова, который «был болен, но вроде уже ему легче». Перезвонил по-своему сотовому телефону Эдику и напросился в гости.   И вновь в машине, в обычной своей манере, говорил, говорил, шутил, потрясая эквилибристикой оборотов и создаваемых образов. Ну, Мастер!.. В дороге мы успели поговорить про Владимира Алексеевича Ковалёва,  Бориса Черных, Байбородина и других литераторов, которых он лично знал.  Про  Виктора Кустова, Баяра Жигмытова и Алексея Дмитриевича Осколкова, ангарчанина, моего друга и автора книги «На перекатах реки времени».  «Обязательно найду, почитаю» – обещал мой собеседник.

Вышел из машины в районе гостиницы Красноярск. Здесь мы и расстались.

Алексей Гармаш
Оцените автора
Неделя
Добавить комментарий